1. Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie. Узнать больше.
  2. Напоминаем вам:
    Информация, размещенная здесь, не может рассматриваться как рекомендация по диагностированию и лечению каких-либо заболеваний, и не может служить заменой очной консультации с врачом.
    Скрыть объявление
Скрыть объявление
Немецкие анализы на боррелиоз и сопутствующие инфекции

В России появилась возможность выполнять лабораторные анализы на боррелиоз и ко-инфекции в немецкой лаборатории ArminLabs

Подробнее...

Врач-инфекционист рассказывает о лечении гепатита С

Тема в разделе "Альтернативные виды лечения", создана пользователем Соня, 25 янв 2015.

  1. Соня
    Оффлайн

    Соня Ветеран форума

    Сообщения:
    5.292
    Симпатии:
    2.358
    Откуда:
    Москва
    http://www.gepatit.alllipetsk.ru/viewtopic.php?f=14&t=6

    Интервью с врачом – инфекционистом Еленой Юрьевной Латченко
    На тему биорезонансной терапии.
    (интервью брал Спаммер Александр)

    Несколько строк пояснения перед интервью. Когда я искал статьи по биорезонансной терапии и ее применении для лечении гепатита, то наткнулся на статью «Хронические гепатиты в свете вегетативного резонансного теста и мультирезонансной терапии», автор Латченко Е.Ю.
    Разумеется, я не удержался и позвонил автору статьи, в результате имеем интервью.


    вот статистика из статьи:

    Исчезновение астеновегетативного, диспептического синдромов 100%
    Нормализация биохимических показателей крови, иммуннограммы. 82%
    Психо-эмоциональная стабилизация 100%
    Коррекция сопутствующих соматических заболеваний 61%
    Улучшение состояния печени, селезенки (по данным УЗИ, биопсии печени) 79%
    Снижение содержания вируса в крови (по данным ПЦР крови количественный анализ) 35%
    Полная элиминация вируса (по данным ПЦР крови) в течение 6-8 месяцев 4%

    Разумеется, для метода, который не имеет побочных эффектов, который стоит куда дешевле, который бережет больного, который параллельно лечит по другим заболеваниям а не создает новые – это просто праздник, тем более, что интерфероны помогают не всем.


    Итак, интервью.

    А откуда вы про меня узнали?
    Ваша статья. Я держу в руках обрывки из статьи. Поиском в Яндексе через слова «гепатит, лечение» нашел сайт вашей клиники и вашу статью от 2004 года, где вы писали, что «ПЦР минус» 4%. Можно я задам вам вопросы?
    Да.
    Вы продолжаете лечить больных гепатитом С биорезонансной терапией?
    Да.
    Вы уверены, что именно биорезонансная терапия, как монотерапия, может вылечить человека от гепатита С?
    Вы имеете в виду с подтверждением ПЦР?
    Да.
    Вы видели, какие мы данные даем?
    Это данные 2004 года, но у вас есть опыт многих лет. Ваше мнение.
    Пока эти данные остаются прежними. Т.е. чтобы полностью излечить гепатит С с подтверждением ПЦР, избавиться от вируса, у нас пока мало данных.
    Что вам дал 2005 год, вы же продолжаете вести статистику?
    Примерно такая же статистика.
    Скажите, можно ли вылечить хронический вирусный гепатит С при помощи биорезонансной терапии, да или нет. Статистика это статистика, я хочу услышать ваше мнение. Будут ли четкие ПЦР-минусы, действительно ли биорезонансная терапия может вылечить?
    Да.
    Вы поместили вашу статью про 2004 год, наверное, в 2005. Были ли пациенты вашей клиники, которые прочли эту статью и пришли к вам в клинику именно благодаря этой статье. Кто-нибудь говорил об этом?
    Нет. Дело в том, что эта статья относится к imеdis, это международная конференция нашей кафедры imеdis, именно нашей аппаратуры. Читает ее очень узкий круг людей.
    Эта статья еще лежит на сайте вашей клиники. Истинность этих исследований кто кроме вас может подтвердить?
    На кафедре imеdis, я так думаю. Потому что не только я занимаюсь гепатитом С.
    Я имею в виду, что вы статью написали, конкретно эти больные, они прошли лично через ваши руки, кто-нибудь еще с вами работал?
    Конечно, это же в центре мы работали, все вместе. Это не только личные мои результаты, это результаты нашего центра.
    Диагностику вы осуществляете традиционными методами, или Фолль, биорезонансные...
    Для подтверждения мы используем традиционные методы.
    А вообще вы используете метод Фолля для диагностики?
    Естественно.
    Скажите, когда человек приходит и говорит, проверьте, есть ли у меня гепатит С методом Фолля, какая вероятность, что гепатит будет обнаружен?
    Во-первых, это не метод Фолля, а вегетативно-резонансное тестирование. Это немножко выше уровень. У нас немного другие методики определения и изучения. Во-вторых, точность метода, т.е. насколько точно можно определить вирус гепатита С у нас в клинике, составляет около 80%. Эта цифра из опыта нашего центра.
    Если больной не говорит, какое у него заболевание, этот метод позволяет однозначно найти с этой долей вероятности, или больной должен что-то сказать, чтобы врач, который проводит диагностику, проверил его на наличие заболевания?
    Бывает так, что если вирус находится на другом уровне, скажем так, то его можно не определить при первичном приеме.
    Я хочу сказать, должен ли что-то сказать больной, чтобы его обязательно проверили на наличие вируса гепатита С? Или если врач первоклассный, хороший, он обязательно сделает какие-то действия и метод вегетативно-резонансного теста скажет, «да, есть гепатит С».
    Вот сейчас у нас есть новая приставка, правда, она не у всех есть, с помощью которой мы смотрим на разных уровнях пациента. То есть вирус может находиться на другом уровне, не на физическом, и его сразу не определишь. То есть он может быть прикрыт другими более важными проблемами. И если пациент не говорит, что у него гепатит С, то его можно не определить.
    Эту проверку врач делать просто не будет?
    Да, это просто не будет проверяться. Есть определенный алгоритм.
    Вы imеdis пользуетесь, их приборами. Как вы на них вышли, почему их аппаратура? Вы у них учились?
    Да.
    То есть сначала отучились и взяли у них прибор. А почему именно к ним? Ведь приборов существует много по биорезонансной терапии. Вы лично?
    Лично я сначала пришла работать в центр, а там они уже работали на этой аппаратуре и послали меня на учебу.
    Простите, какое у вас образование, кроме этого центра?
    Я врач-инфекционист первой категории.
    Вы пишете в статье, что 4% получили «ПЦР минус» через 6-8 месяцев. Были ли пациенты, у которых сразу был «ПЦР минус», а через полгода вирус вернулся?
    Сразу не было «минуса», это же не такой быстрый метод лечения.
    А сколько вообще занимает времени метод биорезонансной терапии?
    К нам пациент приходит раз в 3 месяца на проверку.
    Как сам курс устроен? С интерферонами понятно, пришел человек, ему назначили, он прокалывается достаточно долгое время, пьет таблетки... - это называется у него курс. После этого – ПЦР. Если минус – так минус, если плюс – больной отдыхает и идет на следующий курс. Как в вашем случае, как долго идет курс, что он из себя представляет?
    Здесь курс чисто индивидуальный, если идет острый период болезни, то лечение пациента корректируется раз в 1,5-2 месяца. Потом, если болезнь перешла в хроническое течение, то раз в полгода. Курса как такового не существует.
    Может серия терапий. Раз в полгода – что происходит? Пришел человек, его диагностировали и...
    Раз в полгода... Это же все описано, как мы лечим. Это идет экзогенная биорезонансная терапия, экзогенными фиксированными частотами, т.е. есть определенные частоты, которые воздействуют на вирус.
    Нет, не механизм лечения. Меня интересует, пациенту надо будет ходить каждый день или он раз в полгода пришел ...
    Да. Пациент приходит раз в полгода, мы готовим препараты гомеопатические и дали ему лекарства еще на 3-4 месяца.
    Т.е. пациент принимает лекарства в течение всего периода жизни, пока вирус не будет вылечен или пока он решает лечиться.
    Да.
    Для вас гомеопатия –отдельный метод лечения, вы просто используете метод гомеопатии для того, чтобы информацию биорезонансной терапии сохранить в крупках?
    Да. Это наша обычная биорезонансная терапия.
    Вы лично на гомеопата не учились?
    Я лично имею сертификат врача-гомеопата еще плюс ко всему.
    Но вообще для биорезонансной терапии это не важно.
    Не важно.
    Вот такой может быть глупый несколько вопрос: биорезонансная терапия – она вообще с виду несложна. Если пациента диагностировали, есть методики, может даже любой человек со стороны прочитать, взять, считать с себя какие-то параметры, перегнать через этот прибор, в гомеопатическое средство перевести эту информацию и самолично питаться. Разве требуется высокий профессионализм врача для лечения?
    Я считаю, что да. Каждый год приходят новые методики. Я даже медсестре приготовление биорезонансных препаратов не доверяю. Потому что там можно напортачить так, что пациент может декомпенсироваться.
    Правильно я вас понял, что просто требуется опыт, навык и аккуратность? Хотя методики формализованы по большей части.
    Да.
    Есть четкая отработанная технология, и больные идут по очень близким схемам лечения? Другими словами, в чем индивидуализация лечащего врача биорезонансной терапии для разных больных. В чем разница лечения для 3-х, например, больных гепатитом С?
    Разница огромна. Каждый организм он разный. Потому что там идет коррекция психологического состояния, т.е. все совершенно разные пациенты, коррекция эндокринных нарушений, идет коррекция сопутствующих заболеваний, и подход к каждому пациенту индивидуальный.
    У вас метод лечения комплексный (даже очень комплексный): в статье описано 11 методов. Почему вы считаете, что именно биорезонансная терапия является главным из этих 11 методов?
    Без использования биорезонансной аппаратуры обычными, классическими гомеопатическими препаратами не было бы такого эффекта.
    Я это понимаю, я имею в виду, почему, скажем, не озон, не правильное питание, а именно биорезонансная терапия дает этот эффект?
    Я считаю, что биорезонансная терапия – основная, а остальные – дополнительные.
    Скажите, больные2004 года, теперь уже здоровые, которые в течение 6-8 месяцев получили «ПЦР-минус», сохранили его? Дальнейшая их судьба вам известна?
    Один у меня в Америке. Он звонил год назад, был ПЦР отрицательный. Сейчас не знаю.
    По остальным неизвестно? Вообще статистика, что через год, через два, как у других может быть 2003, 2005 годы?
    Всех остальных, мы, честно говоря, не прослеживали.
    Т.е. как правило, к вам приходит больной, получает «ПЦР-минус» и «убегает».
    Почему-то да, убегают, зачем здоровый человек будет ходить?
    Побочные эффекты есть у подобной терапии?
    Нет.
    Скажите, в процессе выздоровления бывают какие-либо обострения, которые в течение обычного ритма хронического больного не видны?
    Мы стараемся готовить такие препараты, чтобы избегать обострений. Есть методики приготовления препаратов через обострения, а у таких хронических больных, конечно, стараемся избегать обострений.
    Скажите, если больной проходит у вас лечение год, может и два, а ПЦР все равно «+». Какой толк ему от этого лечения? Ему нужно продолжать лечение? Что хорошего имеют больные, которые не получают отрицательных результатов анализов?
    Во-первых, поддерживается состояние печени, нет прогрессирования процесса, т.е. идет поддерживающая терапия. У меня есть такие пациенты, у которых упорно ПЦР «+».
    И они сами видят эту поддержку? Им четко видна разница между тем, что они лечились и не лечились.
    Конечно.
    Скажите, какие показатели больного, какие анализы крови, биопсии печени, еще что-то, что явно улучшается под действием вашей терапии. Пусть даже с ПЦР «+». На какие показатели влияет ваша терапия?
    Биохимия. Обычная: АЛТ, билирубин... Т.е. это достаточно четко видно.
    Знаете, когда человек идет на альтернативное, неинтерфероновое лечение, ему главное определиться, правильно он поступает или нет. Как быстро человек, который начал проходить биорезонансную терапию, может понять, что это ему помогает?
    Вы знаете, у него состояние психологического равновесия наступает очень быстро. Вы же знаете, как в обычной медицине, пациенты находятся в состоянии стресса, страха. Здесь уже психологически пациент успокаивается. У него нет страха болезни.
    А если человек оптимист, то он первое время может не заметить улучшений?
    Когда они обычно приходят к нам, они уже не такие оптимисты, они приходят в состоянии глубокого стресса.
    А вы не пробовали замерять какие-либо показатели биохимии, скажем, через 2 недели, через месяц?
    Нет, у нас не научный институт, мы просто лечим.
    Скажите, сколько стоит лечение, как его посчитать человеку, который даже к вам не пришел?
    Первичная диагностика стоит 3,5 тысячи рублей, а в последующие приемы час работы стоит 1 тысяча рублей, обычно на одного пациента уходит 1,5-2 часа, т.е. 2 тысячи рублей раз в 3 месяца. Препараты, которые готовят здесь, входят в стоимость лечения.
    Правильно я вас понял, что человек, больной гепатитом С, даже если у него ПЦР будет «+», может держать свой организм в достаточно хорошем состоянии всего-навсего за 2 тысячи рублей в квартал, ну, плюс разовое 3,5 тысячи рублей.
    Да.
    Чудесно. Проценты, которые указаны в статье 2004 года, по ним нет изменений в 2005-2006 году? Я имею в виду снижение содержания вируса в крови по количественному ПЦР – 35% людей.
    Понимаете, я написала ту статью, а потом-то я их не считала. Сейчас нет у меня такой статистики.
    У вас было 11 пунктов терапии в статье, а мультирезонансная, биорезонансная терапия - это всего лишь первые 4-5 пунктов. Вы какие-нибудь еще методы применяете, кроме резонансных?
    Конечно.
    Это не входит в эти 2 тысячи рублей?
    Конечно, и препараты пациент покупает сам.
    Сколько стоит полный курс, все 11 пунктов лечения. Я понимаю, что не всем вы их назначите, какая более высокая планка стоимости лечения при более комбинированной терапии?
    Я понимаю, вам нужно сравнить интерфероновую терапию и эту терапию. Сложно сказать. Например, 3,5 тысячи он заплатил за диагностику, за 500 рублей он купил препараты на месяц и лечится, следующий месяц (раз в полгода) он сделал курс озонотерапии, озон, смотря что он делает, порядка тысячи рублей стоит, 7-10 сеансов. Можно без этого озона обойтись вполне реально. В год такой пациент тратит максимум 10 тысяч рублей.
    Может ли ваша терапия быть полезна перед прохождением интерфероновой терапии?
    Да, конечно.
    Чем она может быть полезна?
    Она подготовит и эндокринную систему, и щитовидную железу, и всю систему.
    Т.е. речь идет не о конкретно гепатите С, а о нормализации работы органов?
    Конечно.
    Огромное спасибо. Какой из e-mail на сайте: fsv@starnet.ru и stella@mail.ru, является вашим личным?
    Личного у меня нет.
    Что вы можете сказать людям, которые верят только в интерфероновую терапию?
    Я знаю, сколько побочных реакций имеет интерфероновая терапия, потому что я сама врач-инфекционист и сама лично проводила интерфероновую терапию, наблюдала таких пациентов в обычной медицине. Интерфероновая терапия имеет очень много побочных эффектов и противопоказаний. И сколько еще сопутствующих болезней может вылезти. А для лечения нашими методами нет противопоказаний.


    Вот такое интервью. Выводы все же сделаю, мне эта врач понравилась – спокойная, терпеливая, хорошо говорит. Наверное, нервные ей пациенты попадались в жизни icon_smile.gif icon_smile.gif icon_smile.gif

    ВЫВОДЫ:

    ВЫВОДЫ:

    1. Беседа была с НАСТОЯЩИМ ВРАЧОМ, врачом «с большой буквы». Получить диплом врача, поработать по официально принятой интерфероновой схеме, задуматься о побочках и сопутствующих болезнях, задуматься о ПАЦИЕНТЕ, вследствие чего изучить гомеопатию и биорезонансную медицину и лечить людей без побочек и осложнений – это надо быть настоящим врачом и хорошим человеком. Всяческий респект Вам, уважаемая Елена Юрьевна!

    2. Итак, существует метод лечения хронического гепатита С не интерферонами, подтвержденный врачом – инфекционистом первой категории и его коллегами. Это выбор и для неответивших на интерфероновую терапию, и для тех, кто не хочет побочек, и для тех, у кого мало денег.

    3. Гепатит С можно лечить без побочек и последующего восстановительного процесса. Во время лечения гепатита С можно не губить организм, а восстанавливать его.

    4. Применение комплексного подхода (11 методов!) говорит о высокой квалификации врача. И еще, что он думает о пациенте, о эффективности лечения. Сколько врачей по всей стране лечат только интерфероном и рибавирином, порой даже строго определенными марками! А ведь существуют множество методик, которые назначаются параллельно интерфероновой терапии, чтобы больной быстрее выздоравливал и чувствовал себя лучше!

    5. Лечение, оказывается, может быть недорогим. 10т.р. в год – это вполне реально потянуть любому. Сколько я видел писем и сообщений, «что терапия для меня пока дороговата»!


    Примечания
    Биорезонансные методы и гомеопатия не являются методами мгновенными.
    Для того, чтобы вылечить большой процент больных, требуется несколько лет.
    Кому то повезет за полгода, кому то за год, кому-то за два, кому то за три года.
    Процесс медленный, т.к. обе этих технологии рассчитаны на использование ресурсов организма и ни один врач – гомеопат или специалист по биорезонансному направлению не будет торопить лошадей, чтобы не нанести вред организму (читай – побочки).

    Уважаемый читатель!
    Если вы решились на подобного рода терапию (что, кстати, весьма разумно), то вы должны быть готовы к долгому лечению. Не надо спешить за минусом! Ваша печень будет постепенно восстанавливаться, вы – оздоравливаться. Следите за биохимией и симптоматикой и отмечайте прогресс. Если вы хотите гарантированно получить минус через год-полтора, это не ваш метод. Этот метод для тех, кому нужно здоровье и долголетие, и кто ради этого готов подождать.
    Если уж начали лечиться гомеопатией или биорезонансной терапией – наберитесь терпения и не бросайте.

    Это что-то вроде инвестирования паевые инвестиционные фонды акций. Вот, купили вы пай. Может, в этом году вы окажитесь в проигрыше. Но за 5 лет вы почти гарантированно обгоните банк и наверняка за три года. По последним 5 годам выиграли все, кто не ушел. Те, у кого нервы послабее, как рынок упадет – выходят из игры и теряют деньги.
    Также и в данных методах. Пролечились вы год, у вас многие ткани восстановлены, сейчас бы «сливки снять», т.е перейти к завершающей стадии лечения, но вы проводите качественный ПЦР, убеждаетесь в наличии плюса, по традиции всем заявляете, что метод – шарлатанство и прекращаете лечение. А ведь тело совсем другое! Многие показатели улучшились, есть субъективные ощущения.

    Впрочем, что я говорю. Интерфероновая терапия 24-48 недель. Это почти год. А три курса – три года. Забираю свои слова назад. icon_smile.gif Биорезонансная – это быстро! icon_smile.gif icon_smile.gif icon_smile.gif

    Еще одно важное примечание.
    Я бы всем рекомендовал бы лечение биорезонансными методами, если бы, увы, не одно НО. Биорезонансные методы требуют высокого профессионализма врача. Это не ширпотреб. Этому надо серьезно учиться. Врач должен быть с «соображалкой». Врач должен быть опытным. Врач должен быть с широким кругозором.

    Вот и все. Вот и «приехали»... Где взять такого врача? Где, где... На форуме!
    Форум вам для чего? А? Возьмите диктофон, найдите местного биорезонансного терапевта, зайдите к нему, поговорите. Какие вопросы задать? Как давно работает, где учился на врача, где учился на биорезонансного специалиста, как долго надо лечиться, какая у него практика, успешность выздоровления, какие методы он применяет параллельно биорезонансным, кому рекомендует интерферон. Поговорите по душам. А потом все это – на форум. А вот здесь мы его по косточкам и разберем.
     
Загрузка...

Поделиться этой страницей