Скрыть объявление
Немецкие анализы на боррелиоз и сопутствующие инфекции
Современные лабораторные анализы на боррелиоз и ко-инфекции в немецкой лаборатории ArminLabs

Подробнее в темах на форуме:
Отправка из России...
Отправка из Украины...
Виды анализов и цены...

Можно выбирать схему реальности

Тема в разделе "Разговоры не по теме", создана пользователем Julia Göteborg, 28 июл 2015.

  1. Lana
    Оффлайн

    Lana Ветеран форума

    Сообщения:
    12.792
    Симпатии:
    6.059
    Откуда:
    Москва

    Пример, как человек испытал Самадхи с семенем (концентрацией на предмете, объекте, идее):



    "Примерно на десятый год практики йоги я стал все больше подумывать о трех высших степенях концентрации: пятой - концентрации, шестой - созерцании, седьмой - самадхи.

    В одной из книг по йоге рекомендовалось выбрать какую-нибудь одну идею и сходить на ней с ума днем и ночью, пока она не будет разрешена. Я так и сделал. Сейчас уже не помню, какую идею я выбрал для концентрации, это и неважно, помню только, что эта идея содержала противоположность и в этом была ее неразрешимость.

    Приступая к концентрации, я следовал указаниям всех известных мне источников, хотя некоторые из них советовали прямо противоположное тому, что советовали другие.


    Первые две-три недели было невыносимо возвращаться снова и снова к одной и той же идее. Я часто отвлекался, постоянно ловя себя на том, что непроизвольно думаю о другом. В конце следующего месяца эта идея уже не действовала на меня, как зубная боль, и я привык к ней. Я засыпал, держа ее в сознании и, просыпаясь, хватался за нее раньше, чем за зубную щетку. Я не ожидал быстрых результатов, приготовил себя к длительной работе и решил запастись безграничным терпением - или свихнусь, или доведу работу до конца. Меня по-прежнему отвлекал поток беспорядочных мыслей, но возвращаться к предмету концентрации стало легче. Но вскоре все неожиданно изменилось.

    В литературе о йоге информация о концентрации самая противоречивая, но нигде не говорится, что это легко. Опираясь на свой личный опыт, я бы условно разделил весь путь концентрации на три этапа. На первом - ум напоминает скаковую лошадь, которую нужно объездить. Этот этап самый трудный. Главная сложность не в том, что лошадь бесконечно сбрасывает всадника, а в том, что всадник в один прекрасный день скажет себе: "Зачем мне это нужно? Эта дорога никуда не ведет". Чтобы пройти этот этап, нужны вера и фанатизм.

    Второй этап очень интересный. Когда лошадь объезжена и всадник научился управлять ею, то он обязательно поедет не туда. Второй этап - это путь соблазнов: если вы поэт, вам будут приходить в голову такие прекрасные стихи, что вы, конечно, схватитесь за перо, если ученый - гениальные мысли, если художник - изумительные картины и так далее. Как будто дьявол-искуситель, зная вас очень хорошо, подбрасывает вам самые интересные идеи, самые любимые мелодии, видения, стихи - только бы вы свернули с намеченного пути.

    Третий этап самый короткий и относительно легкий - до цели осталось совсем немного, нужно только чуточку терпения.

    Все началось с того, что мне пришла в голову интересная идея, и я так увлекся ею, что даже забыл про концентрацию. Я размышлял над ней дня два, пока она не была исчерпана, и потом дал себе слово больше не отвлекаться.

    Несколько дней я честно удерживал предмет концентрации в сознании, но потом снова пришла очень интересная мысль, и я не мог отказаться от нее. "Только ненадолго", - сказал я себе. Я начисто забыл о концентрации, и прошло несколько дней, прежде чем я с сожалением оставил эту новую мысль и вернулся к своей основной зубрежке. Я убедил себя, что так дело не пойдет, я должен не сходить с задуманного пути. Дальше все пошло наперекосяк. Помню только, что наступило лето, но я его не заметил.

    Мне приходили в голову гениальные, как я считал, идеи, ответы на когда-то заданные и неразрешенные вопросы, прояснялись туманные места в прочитанных книгах. Мысли, которые, казалось, я вполне понял, вдруг обретали новый, более глубокий смысл. Снова возникло множество философских проблем - противоположности стали сближаться, а то, что казалось одинаковым, обнаружило различия. Я постоянно боролся с собой, то возвращаясь к концентрации, то по уши увлекаясь. Иногда я говорил: "Хватит! Я буду заниматься только концентрацией!" - но мне подбрасывали такое, что я никак не мог устоять.



    Я продолжал ходить на работу и автоматически выполнять свои обязанности, но моя голова была занята. Для себя я был самым интересным человеком: и учителем, и учеником, и собеседником. Довольно трудно было добираться до нужного места на общественном транспорте. Я садился в трамвай или в автобус и… обнаруживал себя частенько на конечной остановке, когда водитель тряс меня за плечо и спрашивал: "Молодой человек, мы приехали, куда вам надо?" Я ехал в обратную сторону и иногда снова оказывался на конечной остановке. Знакомых я не узнавал и в то время почти ни с кем не общался. Хорошо, что на меня не обижались, а только слегка подсмеивались.

    Говорили, что разговаривать со мной бесполезно, я все равно ничего не слышал и смотрел сквозь собеседника. Иногда я вспоминал, что у меня есть жена - она высвечивалась ненадолго в сознании, и, если она занималась чем-нибудь своим, я отключался. То же самое и на работе: в течение дня возникал то один, то другой эпизод, какие-то люди, знакомые и незнакомые, а все остальное тонуло во мраке. Времени я совсем не ощущал. Казалось, только что пришел на работу, смотрю, а все уже идут домой. Раньше я ненавидел собрания, а в то лето я их даже полюбил. Я приходил в зал первым, занимал место в последнем ряду, скрещивал ноги на стуле и погружался в концентрацию. Я сидел обычно неподвижно, с прямым позвоночником и открытыми, но ничего не видящими глазами. Правда, было немного неловко, когда потом я находил себя в пустом зале или кто-нибудь из знакомых тряс меня за плечо и говорил: "Собрание-то еще вчера кончилось".

    Я бы променял, конечно, это наваждение на конечную цель - жить было так интересно, но во мне взыграло упрямство и любопытство: "А что же тогда в конце пути? Что это за золотое руно, так оберегаемое?" Я вдруг понял, что все эти искушения кто-то как будто специально подбрасывает мне, чтобы отвлечь и не допустить меня к конечной цели. Я вспомнил из мифологии: идти, не оглядываясь и не отвлекаясь. Я вернулся к концентрации и твердо решил выстоять.

    Мысли, идеи, откровения по-прежнему кружили мне голову, но теперь я старался только запомнить их, чтобы вернуться потом и насладиться ими. Как будто я был в редкой библиотеке и смотрел на ряды книг с заманчивыми названиями. "Нет, - говорил я себе. - Я прочту это потом".

    В концентрации ум не должен участвовать. Это должен быть тупой процесс. Все внимание направлено на объект до тех пор, пока он не откроет своей тайны. Если появляются мысли в связи с объектом концентрации, то получается размазня - размышление на тему, а не концентрация. Мысли, приходившие ко мне, никак не относились к той идее, на которой я удерживал внимание.

    Новые соблазны стали уводить меня прочь. На этот раз черт испытывал меня эмоциональными искушениями, и я конечно не устоял. Мне показывали изумительные картины, читали чудные стихи, меня завораживали сладкие мелодии, смуглые красавицы исполняли для меня невиданные танцы, а на душе был полный покой и умиротворение.

    Внешний мир стал высвечиваться еще реже, к счастью, я взял отпуск и только временами со страхом спрашивал, какое сегодня число. Иногда я всматривался в лицо своей жены, но она вела себя так, будто ничего не происходит. Я отметил, что жена еще не ушла от меня и даже не устроила скандала. Я пытался записывать стихи и запоминать мелодии, но, как только я фокусировался на этом, то терял свое состояние - все равно, как выбегать в фойе во время захватывающего фильма, пытаться что-то записать и снова возвращаться. Все это новое, поступавшее в сознание, приходило извне, не из моей памяти. Стихи читаются непрерывно, запомнить можно только ритм и не больше четырех строк, а за это время пропускаешь другие. Если бы я мог записывать мелодии нотами, а стихи стенографировать…

    Не помню, сколько времени так продолжалось, но в один прекрасный день я начал бороться с собой, чтобы вернуться на праведный путь. Я цеплялся за свою идею, как утопающий за соломинку, и повторял только: "Свят, свят, свят". Искушения как будто отодвинулись и теперь лишь издалека, как сирены, манили призывным пением.
    В концентрации у меня обозначился прогресс. У моей идеи, говоря образно, появилась некая тень-чувство.
    Постепенно концентрироваться стало даже как-то интересно. Теперь, если бы я и захотел отделаться от этого процесса, мне бы потребовались усилия. Непроизвольно я направил все внимание не на идею, а на эту тень. Как сейчас помню, прошло всего несколько дней и… пришло это.

    Был вечер. Я собирался лечь спать. Когда я оказался в постели и расслабился, перейдя на вибрационное дыхание, то почувствовал, как со мной стало происходить нечто, чего я никогда не испытывал прежде. Сознание стало расширяться, не теряя объекта концентрации, и стало таким четким, каким оно никогда не было. Я потерял все ощущения тела. Вокруг меня образовался круговорот, я попробовал сопротивляться этому состоянию, но было уже поздно. Меня стало засасывать как бы в большую воздушную воронку, и я полетел через темный туннель в другую реальность. Мне было страшновато, но не очень, я уже начал привыкать к неизвестным состояниям. Все движение произошло в глубине моего существа, где оказалось огромное пространство. В этой другой реальности мое "я" было иным, я мог видеть вещи сразу со всех сторон и изнутри.

    Моя идея, которую я тщетно пытался понять, предстала передо мною во всей своей простоте. Момент созерцания сопровождался экстазом могучей силы - это восхищение, потрясение, радость познавания, любование красотой увиденного, возведенные в степень! Описать это невозможно, я не могу найти слов. Как будто передо мной отодвинули завесу неба, и я увидел такие тайны! Сначала я думал, что присутствую при этом процессе в качестве случайного зрителя, скажем, созерцаю идею как Ниагарский водопад, но когда у меня в сознании появился невольный вопрос и вся картина одним гигантским движением перестроилась так, чтобы я мог понять с абсолютной ясностью все интересующие меня аспекты, я понял, что весь этот могучий процесс объяснения происходит для меня лично и что я могу спрашивать сколько хочу малейшим движением воли. Мое сознание не фокусировалось в какой-нибудь одной точке и не перемещалось, чтобы увидеть объект с другой позиции, оно было одновременно везде и видело объект сразу со всех сторон и изнутри, так что субъект и объект были одно.

    Образно можно было бы дать понятие об этом в таком роде. Если бы я первый раз в жизни увидел океанский лайнер далеко в море и спросил бы себя "Что это?", я бы сформулировал идею этого "нечто" как "Что-то большое на воде. Движется самостоятельно. Не тонет". И взял бы эту идею в качестве предмета концентрации. Это "нечто" все равно мне неизвестно. Поэтому я тупо удерживаю его в сознании с подтекстом "Что это?" И только помню, что "это" не тонет, большое, движется. Если бы я дошел до конца концентрации, как я сделал со своей идеей, то увидел бы лайнер одновременно со всех точек зрения и изнутри и понял бы мгновенно, как работают все его системы - электронные, водные, механические, видел бы одновременно его каюты и помещения, словом, узнал бы о лайнере все, что знает команда, и еще много больше. У меня не осталось бы ни единого вопроса.


    Это созерцание лайнера сопровождалось бы экстазом - радостью познавания, восхищением, изумлением.
    Прежде чем я нашел себя в постели, с тем моим "я" произошло вот что. Мое сознание стало одеваться как бы низшими оболочками и затем было засунуто в физическое тело. Образно говоря, это как если бы меня ударили доской по голове, потом закутали в одеяло и обмакнули в смолу, потом опустили бы в бочку, бочку закрыли наглухо, закатали в ковер и так далее и тому подобное. Или иначе. Я был, скажем для примера, гусеницей, меня превратили в человека и показали мир, а после этого, путем превращений по нисходящей линии, вернули к сознанию гусеницы.
    Я вскочил с постели и стал ходить по комнате. С момента, когда я лег спать, прошло не больше пяти - десяти минут. Я задавал себе один и тот же вопрос: "Что было со мной?" Моя идея, предмет моей концентрации, стала ясна мне до простоты. Я решил, что нашел новый метод познания мира. Я взял карандаш и стал лихорадочно записывать. Потом прочел. Мне все понятно, но если прочесть чужими глазами - ничего.


    Много позже я стал рыться во всех доступных библиотеках. Я искал описания религиозных экстазов и личных впечатлений отшельников и адептов йоги. Я нашел очень мало, а о самом самадхи не более пяти строчек. Теперь я понимаю, почему это так. Попробовал бы кто-нибудь описать инопланетянам огонь или воду, небо, облака или цветы. Как будет воспринимать описание творческого вдохновения человек, никогда его не знавший, описание влюбленности - сам ее не испытавший или описание полового экстаза - евнух с детства?


    Самадхи - это творческое вдохновение высочайшей интенсивности, завораживающее красотой увиденного и понятого, сопровождаемое глубоким и продолжительным экстазом. Это экспериментальный метод познания реального мира и человеческой природы. Медитация и самадхи в хатха-йоге - фактически один и тот же процесс. Словом "медитация" пользуются для обозначения разных явлений, например медитация Кришнамурти - нечто другое. Медитацией в хатха-йоге называют более глубокую концентрацию, когда предмет концентрации "заговорит сам". В этом случае медитация - процесс созерцания всех аспектов предмета до полного понимания, а удивление, восхищение, радость - всю его эмоциональную часть называют самадхи, или самади. Как только понимание достигнуто, сознание самопроизвольно возвращается к своему первоначальному состоянию - человеческому сознанию.

    Самадхи - не отдых, это напряжение всех сил, после него устаешь так, что хочется заснуть мертвым сном. Это крайнее возбуждение всей нервной системы, полная потеря земного, низшего сознания и отключение от внешнего мира. Как правило, человек возвращается в обычный мир эмоционально перевозбужденным, что может вызвать психические отклонения или даже разрыв сердца. Все подготовительные ступени, видимо, существуют, чтобы должным образом закалить тело и дух. Сразу после самадхи уснуть невозможно. Как можно спать после только что сделанного открытия? Никогда не виденного прежде! Никогда не испытанного ранее!

    С того самого дня и в течение целого месяца состояния самадхи стали повторяться снова и снова. Я совсем ошалел от перевозбуждения на первых порах, но потом постепенно привык к ним и принял их как необыкновенный подарок судьбы."

    Слава Курилов - Один в Океане - стр 1
     
    Последнее редактирование: 30 окт 2016
  2. Lana
    Оффлайн

    Lana Ветеран форума

    Сообщения:
    12.792
    Симпатии:
    6.059
    Откуда:
    Москва
    Продолжение (и окончание) предыдущего поста. Не знаю, верить или нет, но пишет человек красиво:


    "Иногда самадхи происходило непроизвольно. Стоило мне только перейти на вибрационное дыхание, и какая-нибудь идея появлялась в голове (а неразрешимых идей у меня всегда было много), как я тут же погружался в самадхи.



    Я не высыпался и никак не мог отдохнуть как следует, у меня трещала голова, а глаза болели от бессонницы. Я понял, что если так будет продолжаться, то не выдержу нагрузки. Тогда я вспомнил о лекарстве, которое моряки практикуют от всех болезней на свете. Я налил рюмку рома, выпил и заснул мертвым сном. Как я выяснил позже, алкоголь и кофе противопоказаны концентрации.



    На работе мне сказали, что, если я не спущусь на землю, меня уволят. Дома я чувствовал, что все же надо каким-то образом замечать жену. И, кроме всего этого, настало время сдавать экзамены в мореходное училище, чтобы получить диплом штурмана дальнего плавания.



    Я получил диплом штурмана, на работе дела у меня пошли отлично, жена была мной довольна, но… Я потерял способность погружаться в самадхи. Как я установил, процесс накопления знаний, развития памяти и интеллекта, с его возможностями анализа и синтеза, противоречит процессу концентрации. Или одно, или другое.



    Источники говорят, что творческий процесс открытия или изобретения - это что-то вроде мини-самадхи. Состояние самадхи несколько раз испытывал Платон. Где-то он упоминает об этом, говоря: "А Ксенофонт этого ни разу не испытал". Архимед, Платон, Ньютон и другие, безусловно, обладали хорошо развитой способностью к концентрации. У них не было экспериментальных лабораторий, и им не нужно было перегружать себя лишними знаниями.



    Среди своего окружения я так и не встретил никого, кто проделал бы что-либо, подобное моим экспериментам. Сейчас мир не располагает к этому.



    Итак, я наконец достиг последней и конечной ступени йоги? Не совсем так. Концентрация, созерцание и самадхи - это только начало йоги. Источники были правы, когда говорили: "Пусть йога сама о себе рассказывает, нужно только заниматься".



    Тайны мироздания после моего личного опыта мучают меня не меньше, если не больше прежнего. Но для их постижения нужно снова войти в хорошую форму и вернуть способность к концентрации.



    Я, как Алладин из "Тысячи и одной ночи", нашел волшебную лампу - метод с неограниченными возможностями. Можно обойтись без учителей, без научно-исследовательских институтов и учебников. Нужно только свободное время и… коврик.



    Способ познания мира через самадхи существовал всегда, им пользовались в древней Индии, Китае, а особенно в древнем Египте. Очень многие люди обладали талантом концентрации безо всяких физических и дыхательных упражнений. Путь йоги, безусловно, не единственный.



    Знание можно передавать с помощью объяснений, понимание передать нельзя. Знанием можно делиться с любым, пониманием - только с тем, кто испытал или пережил нечто подобное или обладал этим знанием с рождения.



    Концентрация и самадхи ведут к непосредственному пониманию идей, мыслей и сути вещей. Тех, кто владеет методом постижения мира через концентрацию, называют посвященными.



    Именно поэтому так много написано о методах йоги и почти ничего о результатах концентрации и самадхи. Каждый человек должен пройти все сам, никакой учитель не сможет помочь и передать знания, он в состоянии только указать метод или путь. Уже первый опыт самадхи дает больше понимания сути вещей, чем любое знание, переданное другими.



    В той высшей действительности идеи - это реальные объекты, а у нас в сознании находятся только их проекции.


    Сейчас, после всего, что я увидел и испытал в самадхи, я знаю: мир, в котором мы живем, является тенью или частью другого огромного реального мира, для постижения которого недостаточно наших понятий, мыслительных способностей и ощущений."


    Слава Курилов - Один в Океане - стр 1
     
    Последнее редактирование: 2 ноя 2016
  3. Lana
    Оффлайн

    Lana Ветеран форума

    Сообщения:
    12.792
    Симпатии:
    6.059
    Откуда:
    Москва
    Наверное, да, это философское течение, но точно не религия. Вон что пишут:



    "Патанджали написал лучшее, что можно было написать о высшей истине, но вокруг него не выросло никакой религии, ни одна признанная церковь не выросла вокруг него. Это был такой великий учитель, такой великий мастер остался без последователей. Нет ни одного храма, который был бы посвящен ему. Что случилось? Его Йога Сутры читали, давали к ним комментарии, но ничего подобного христианству, буддизму, джайнизму, индуизму, мусульманству не возникло вокруг Патанджали. Почему? Потому то он не давал вам никакой надежды. Он не дал никакой надежды вашему желанию."



    Дальше много всяких йогических терминов про отсутствие желаний и страхов, а потом про то, что йога ведет дальше рая:



    "В христианстве, иудаизме, мусульманстве существует только два состояния: рай и ад. То, что христиане называют раем, Патанджали называет дхарма мегха самадхи. На западе ни одна религия не выросла над этим. В Индии есть три термина: рай, ад и Освобождение. Ад — это совершенное несчастье, рай — это совершенное счастье, а Освобождение выше и того, и другого. Это и не рай, и не ад.


    Христианство останавливается на рае. Кого волнует то, чтобы возвыситься над ним? Он такой прекрасный. А вы прожили так долго в несчастье. И вам хотелось бы остаться там на вечно. Но Патанджали говорит: "Если вы будете цепляться за него, вы упадете с последней лестницы. Вы были так близко к дому. Один шаг еще, и вы бы достигли той точки, из которой не было бы возврата. Но вы соскользнули. Вы почти достигли дома. Один стук в двери: и они бы открылись, но вы подумали, что крыльцо — это сам дворец, и начали жить в нем. Раньше или позже вы потеряете даже крыльцо, потому что крыльцо существует для тех, кто должен войти во дворец. Нельзя делать из него жилища. Если вы сделаете из него жилище, раньше или позже вы потеряете его, потому что вы не достойны. Вы подобны нищему, который начал жить на чьем-то крыльце." [под крыльцом подразумевается рай, под дворцом - освобождение].



    Если вы сможете превзойти это райское состояние, этот рай, лишь тогда последует Освобождение - от кармы и несчастий." :)


    Свет Йоги
     
  4. Lana
    Оффлайн

    Lana Ветеран форума

    Сообщения:
    12.792
    Симпатии:
    6.059
    Откуда:
    Москва
  5. Lana
    Оффлайн

    Lana Ветеран форума

    Сообщения:
    12.792
    Симпатии:
    6.059
    Откуда:
    Москва
    Нету никаких кротовин, это невозможно: ;)

    "Путешественник беззаботно переходит через туннель из одного времени в другое, предоставляя двум Вселенным, из прошлого и будущего, возможность взаимодействовать через открытую червоточину.

    Отныне вся видимая часть Вселенной будет вращаться вокруг нового центра масс – горловины червоточины, соединяющей с другой Вселенной. При открытии туннеля путешественник был бы убит сразу ураганными ветрами, двигающимися с космическими скоростями как из червоточины, так и рождающиеся на Земле.

    Атмосфера, океаны и твёрдые породы Земли немедленно устремились бы к новому центру Земли — горловине червоточины, стирая города и поселения. Это, конечно, только в случае, если гравитационные и другие поля, исходящие из другой Вселенной, не превратят Землю сразу в смесь элементарных частиц или чёрную дыру. И это все в дополнение к масштабному нарушению причинности и законов сохранения.

    Всё это, к счастью, никогда не может случиться, потому что открытые топологические туннели не существуют в природе. Как заметил С. Хокинг, то, что нас не осаждают толпы туристов из будущего, является лучшим доказательством невозможности путешествий во времени. Стабильность видимой Вселенной однозначно указывает, что открытые топологические туннели [кротовые норы] запрещены."

    Теория Червоточины телепортация туннель
     
  6. Lana
    Оффлайн

    Lana Ветеран форума

    Сообщения:
    12.792
    Симпатии:
    6.059
    Откуда:
    Москва
    Лола, как сейчас Ваша схема реальности? ;)
     
Загрузка...
  1. Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie.
    Скрыть объявление