1. Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie. Узнать больше.
Скрыть объявление
Немецкие анализы на боррелиоз и сопутствующие инфекции

В России появилась возможность выполнять лабораторные анализы на боррелиоз и ко-инфекции в немецкой лаборатории ArminLabs

Подробнее...

Кошки и собаки – резервуар БЛ для инфицирования человека

Тема в разделе "Читальный зал", создана пользователем Alexander, 26 авг 2013.

  1. Alexander
    Оффлайн

    Alexander Активный участник

    Сообщения:
    200
    Симпатии:
    75
    Откуда:
    Moscow
    Заболевание собак и кошек Лайм-боррелиозом и роль их в поддержании очагов
    И. С. Васильева, канд. биол. наук, Н. А. Ришина канд. биол. наук, ИМПиТМ им. Е. И. Марциновского ММА им. И.М.Сеченова, Москва

    Приводятся данные по заболеваемости собак и кошек Лайм-боррелиозом, клинике и диагностике заболевания. Оценивается роль животных как резервуаров инфекции в поддержании очагов ЛБ в условиях урбанизированной среды.

    Лайм-боррелиоз (болезнь Лайма, иксодовые клещевые боррелиозы), благодаря характерному для него уникальному сочетанию широты распространения, высокого, постоянно увеличивающегося уровня заболеваемости, многообразия, тяжести и продолжительности клинического течения, трудности диагностики, является в настоящее время наиболее известной и значимой из всех передаваемых клещами инфекций человека, актуальной для здравоохранения США, Канады, большинства стран Европы, в том числе России, ряда азиатских стран. Серьезной проблемой является и Лайм-боррелиоз (ЛБ) домашних животных (скот, собаки, кошки).

    Лайм-боррелиоз – типичное природно-очаговое трансмиссивное заболевание, приуроченное к лесным ландшафтам умеренного климатического пояса Восточного и Западного полушарий. Возбудителями ЛБ являются боррелии (спирохеты) рода Borrelia. Переносчиками служат паразитические иксодовые клещи рода Ixodes [1]. Заражение людей и домашних животных происходит при попадании их в очаг инфекции и укусе зараженного клеща.

    Тот факт, что болезнь Лайма стала широко известна и получила самостоятельный статус лишь сравнительно недавно – с середины 70-х годов, во многом обусловлен экологическими изменениями, вызванными антропогенными воздействиями, приведшими к расширению распространения и росту численности клещей-переносчиков и к возникновению новых очагов. Было показано, что в США и странах Западной Европы отказ от интенсивной агрокультуры, сокращение пахотных земель, развитие озеленения, увеличение пригородного строительства привели к мозаичному распространению лесов – созданию идеальных условий для существования клещей и их прокормителей [1]. Если ранее очаги ЛБ (как и очаги других природно-очаговых инфекций с теми же видами переносчиков) были приурочены, в основном, к лесным массивам в сельской местности, то теперь создалась реальная угроза городскому населению. Зараженные клещи по парковым коридорам стали проникать из пригородных лесов в городские парки и скверы. В США известны случаи заболевания горожан вследствие укуса одного клеща на газоне собственного дома. Аналогичная ситуация сложилась и в нашей стране. Значительная часть случаев заражения людей происходит в пригородной зоне, на садово-огородных участках и в городских рекреационных зонах.

    В связи с выявлением очагов лайм-боррелиоза и зараженных клещей в непосредственной близости от жилищ человека особую актуальность приобретает вопрос об участии в циркуляции спирохет домашних животных, особенно собак, и заболеваемости их ЛБ.

    Лайм-боррелиоз собак интенсивно изучается в США, все большее внимание уделяется этой проблеме в европейских странах. Случаи Лайм-боррелиоза у собак или наличие у них антител против боррелий (что свидетельствует о факте заражения) регулярно отмечаются в США, Канаде, почти во всех странах Европы, в Японии. Разработана и успешно применяется вакцина против ЛБ для собак. В России имеются все условия для существования Лайм-боррелиоза у собак, но заниматься этой проблемой стали лишь недавно. Впервые в России в Москве и Московской области были выявлены сероположительные к ЛБ собаки, некоторые с типичной для ЛБ клинической картиной [3].

    В весенне-осенний период собаки регулярно, гораздо чаще, чем люди, подвергаются нападениям клещей. Вероятность контактов с клещами, соответственно, и покусов, у собак очень велика вследствие таких факторов, как размеры (соответствуют ярусу концентрации на растительности активных взрослых клещей и нимф), наличие шерстного покрова, подвижность, обеспечивающая возможность контактов с клещами на больших территориях. Аттрактивность для клещей смыва шерсти собак выше, чем выделений потовых желез человека или смывов шерсти млекопитающих, в том числе таких важных хозяев клещей, как коровы [2].

    Восприимчивость к спирохетам у собак очень высока. Спирохеты или их ДНК регулярно обнаруживают в тканях собак, зараженных как в природе, так и в лаборатории [4, 13 и др.]. Экспериментально доказана способность собак сохранять возбудителей Лайм-боррелиоза и служить источником заражения для питающихся на них клещах [4, 5, 6, 12 и др.]. Спирохеты выделены из клещей, питавшихся на собаках в природных условиях.

    В лабораторных условиях почти у 100% собак, на которых кормили инфицированных клещей, обнаружены специфические антитела к возбудителям Лайм-боррелиоза, сохраняющиеся на высоком уровне в течение длительного периода (до 505-581 дня, срок наблюдений) [4, 13 и др.]. Доля сероположительных среди собак, регулярно контактирующих с клещами в эндемичных районах, колеблется от 4-6 до 70-100% [7, 12 и др.]. Антитела отмечаются как у собак с клиническими проявлениями, так и у бессимптомных, но у последних несколько реже, к тому же титры антител у них обычно ниже. Так, например, в США в штатах Коннектикут и Нью-Йорк антитела выявлены у 92,9% собак с симптомами ЛБ и у 89,6% собак без клинических проявлений. Процент серопозитивных собак обычно значительно увеличивается от весны к осени. Динамика уровня антител у собак при заражении в природных условиях связана с числом сезонов их контактов с клещами. Во время первого сезона, когда собака впервые контактирует с клещами, титры антител нарастают, зимой они постепенно снижаются и вновь увеличиваются в течение второго сезона. В дальнейшем уровень антител держится на среднем стабильном уровне, не снижаясь между сезонами, что, видимо, свидетельствует о регулярной сезонной реинфекции [9]. В течение болезни отмечается повышение титров антител в острый период. У собак-хроников титры обычно постоянные. После лечения уровень антител падает, но через некоторое время стабилизируется на относительно высоком уровне (но более низком, чем до лечения) [9 и др.].

    Для Лайм-боррелиоза собак характерно преобладание латентной, бессимптомной формы. Клинические проявления отмечаются, как правило, лишь у 5 –20% заразившихся собак, хотя иногда число их может быть значительно выше. Так, в ряде эндемичных районов США количество собак с артритами превышает 72% [12]. Но и манифестной форме свойственны полиморфизм и неопределенность клинической картины. Недаром из-за маскировки под другие инфекции ЛБ называют «великим мистификатором». Следует отметить, что у собак с латентной, бессимптомной формой заболевания клинические проявления могут возникнуть спустя несколько лет после укуса клеща.

    Острое заболевание начинается после длительного, в несколько месяцев и даже лет благополучного периода (в среднем 3,5 месяца), когда собака внешне здорова (возможны кратковременные слабо выраженные гриппоподобные проявления). Основные симптомы острого заболевания - лихорадка с высокой температурой, мышечные боли, изменение походки (негнущиеся ноги), хромота, опухание и болезненность суставов, гнойные и негнойные мигрирующие артриты, синовит, увеличение и отечность лимфатических узлов; причем вначале эти признаки наблюдаются в конечностях, ближайших к месту укуса клеща, а затем распространяются более широко [9, 13 и др.]. Артриты и хромота рассматриваются как наиболее характерный клинический признак ЛБ у собак. Обычно отмечается приступообразное течение заболевания, при этом приступы артритов могут возвращаться спустя месяцы, а иногда годы, даже после лечения. Патологические изменения в суставах гистологически были выявлены даже у собак с минимальными признаками или отсутствием хромоты.

    Несколько реже в острый период регистрируются неврологические нарушения (менингит, неврит, конвульсии), заболевания глаз (конъюнктивит, помутнение роговицы), сердца (миокардит), нарушение функций печени (неспецифический реактивный гепатит), почек (нефрит, гломерулонефрит), мочевого пузыря (цистит), простатит, развитие подкожных опухолей [4,5, 9 и др.]. В таких случаях патологические проявления связывают с ЛБ по обнаружению боррелий или их ДНК в пораженных органах или в моче. Обычно при этом наблюдаются локализованные очаги воспаления. Лайм-нефрит - быстро прогрессирующий некроз почечных клубочков - является единственной летальной формой Лайм-боррелиоза собак. Урологические проблемы чаще отмечались у молодых собак, проблемы с печенью – у собак среднего и старшего возраста [9]. Обычно одновременно наблюдается патология 1-2 органов, но бывают и системные поражения. Хотя кожа является одним из основных мест локализации спирохет, данных о дерматитах или каких-либо других повреждениях кожи у собак при ЛБ не приводится. При отсутствии соответствующего лечения в остром периоде инфекция может перейти в хроническую со стойким изнурительным недомоганием – хромотой, артритами, болями в шее. Течение заболевания при этом бывает непрерывным или рецидивирующим. Продолжительность болезни от 3 месяцев до 3-4 и более лет.

    Следует отметить возможность сочетанных инфекций, когда одновременно с боррелиями клещи передают возбудителей и других заболеваний – эрлихиоза и бабезиоза (пироплазмоза). Клиническая картина при этом может быть более тяжелой.

    Данных по клинике Лайм-боррелиоза собак в России практически нет. Единственные имеющиеся материалы свидетельствуют о наличии среди исследованных собак Москвы и Московской области сероположительных животных с типичными для ЛБ патологиями (артриты - 6,5 %, поражения сердечно-сосудистой системы - 4 %, нефриты - 1,3 %) [3].

    Сезонность заболеваний связана с сезоном активности переносчиков. Контакты с клещами (и укусы) происходят в период активности клещей - весной - в начале лета и в конце лета - начале осени, что и определяет сезонность заболевания. Слабые клинические признаки у заразившихся собак появляются во второй половине лета и осенью. Примерно через полгода – в конце зимы или ранней весной у собак отмечаются признаки острого заболевания. Позднее, часто на следующий год – рецидив. Сильно увеличивают вероятность заболевания повторные покусы собак клещами в разные годы [9].

    Диагностика ЛБ у собак затруднена из-за отсутствия эритемы на месте укуса клеща (основной маркер заболевания человека) и особенностей клинического течения – отсутствия специфических симптомов, эпизодического характера клинических проявлений. Так, наиболее характерный признак ЛБ – артриты появляются лишь на второй стадии болезни, обычно спустя несколько месяцев после укуса клеща, а затем, иногда в течение нескольких лет, приступы болезни чередуются с длительными периодами ремиссии. Диагноз ЛБ ставится по совокупности нескольких показателей: клинических признаков, положительной серологической реакции, отчетливого ответа на антибиотики, наличия укуса клеща (или сведения о возможном контакте с клещами), исключения других диагнозов. Постановка правильного диагноза крайне важна, так как полное выздоровление невозможно без специфического лечения против ЛБ. Артриты и другие патологические нарушения, вызываемые боррелиями, не поддаются обычному лечению, применяемому при этих заболеваниях. Эффективными в данном случае являются препараты против боррелий.

    Специфической особенностью возбудителей Лайм-боррелиоза является длительное (до нескольких месяцев и даже лет) сохранение небольшого количества их в тканях, особенно в богатых коллагеном, не только при хроническом течении инфекции, но и после самопроизвольного выздоровления животного, несмотря на наличие иммунного ответа хозяина, а иногда даже после лечения антибиотиками [4, 13 и др.]. Патология при этом, как правило, отсутствует. Персистенция спирохет отмечается и у бессимптомных собак. Механизм персистенции не ясен. Предполагается, что выживанию спирохет способствует концентрация их в иммунологически привилегированных и трудно доступных для лекарств органах (суставы, головной мозг) и клетках (фибробласты, макрофаги) или превращение в цисты [13 и др.].

    Существенных различий разных пород собак как в клинике, так и в уровне серопозитивности и восприимчивости к ЛБ не выявлено [4, 8, 10 и др.]. Имеются данные о несколько большей предрасположенности к ЛБ лабрадоров и золотистых ретриверов по сравнению с другими породами в США, причем у лабрадоров чаще встречается Лайм -нефрит. Уровень серопозитивности скорее связан с размером собак и вероятностью контактов их с очагами ЛБ, определяющими возможность сбора ими клещей. Минимальная серопозитивность отмечена у мелких пород, максимальная – у крупных собак, особенно используемых на охоте и в спортивных целях. В экспериментах отмечены более высокая восприимчивость и более частые клинические проявления у молодых собак. Однако в естественных условиях вероятность контакта с клещами юных щенков невелика. Этим же, видимо, объясняется сравнительно низкая серопозитивность молодых собак (до 2 лет), с возрастом стабилизирующаяся на более высоком уровне.

    Домашние кошки также могут играть определенную роль в очагах Лайм-боррелиоза, но она изучена гораздо слабее. Известно, что в эндемичных зонах до 33% кошек сероположительны, у некоторых из них отмечаются поражения суставов; из снятых с кошек клещей выделены спирохеты [11 и др.]. Учитывая возможность орального заражения животных не исключено заражение кошек при поедании инфицированных крыс и мышей. Предполагается, что кошки в очагах ЛБ увеличивают риск заражения своих владельцев. Домашних кошек предлагают в качестве модели для изучения патогенеза БЛ и испытания вакцины, т.к. клиническая картина и гистопатология ЛБ у кошек и людей сходны.

    Таким образом, четко выраженная способность воспринимать, сохранять возбудителей ЛБ и служить источником заражения для клещей определяет существенное значение собак, как резервуара спирохет, что особенно важно ввиду близости собак к человеку. Собаки участвуют в прокормлении клещей и в заносе их на садовые участки, лужайки вблизи домов, в городские парки, чем способствуют возникновению новых очагов и существенно увеличивают риск заражения людей. С увеличением урбанизации среды роль собак как резервуара спирохет все более возрастает. Зараженная собака не только практически весь период до окончательного выздоровления служит резервуаром инфекции, но и может передавать возбудителя потомству трансплацентарно и даже с молоком.

    Занесенные собаками не присосавшиеся клещи могут перейти на человека. Известны такие факты и для котов, вернувшихся домой и взятых на руки хозяевами. Считается, что без наличия переносчика зараженная собака не является источником инфекции для человека. Большинство авторов отрицает возможность контактного внеклещевого заражения [8 и др.], однако имеются единичные данные о заражении в экспериментах контрольных собак (и других лабораторных животных), содержавшихся вместе с инфицированными, предположительно через мочу [6 и др.]. Спирохеты в моче при помощи полимеразной цепной реакции довольно часто (14,8%) отмечаются у больных собак [5]. Однако патологический эффект существования антигена возбудителя ЛБ в моче не известен, равно как природа его и механизм распространения. Описаны случаи ЛБ человека в результате попадания возбудителя на конъюнктиву глаза, что вполне вероятно при раздавливании снимаемых с собак клещей.

    Отмечается четкая корреляция серопозитивности собак с заболеваемостью человека, поэтому выявление уровня серопозитивности собак признано чувствительным, удобным и доступным методом оценки потенциальной эпидопасности территории и индикатором риска заболевания людей [10 и др.]. Так, например, было выявлено, что на различных территориях США при 1,5% серопозитивности собак риск заражения людей невелик, при 7-8% - достигает среднего уровня, а при 51% и выше – очень высок [7]. Дополнительным достоинством этого метода является возможность использования проб крови, которые регулярно берутся в ветеринарных лечебницах при других исследованиях.

    Показана возможность использования больных собак в качестве лабораторной модели ввиду неоднократно отмечаемого сходства в развитии антительного ответа и в клинических признаках Лайм-боррелиоза у собак и людей.

    Таким образом, широкое изучение проблемы Лайм-боррелиоза у собак в России крайне важно не только с позиций ветеринарии, но и для успешной профилактики ЛБ человека.

    Литература

    1. Васильева И.С., Наумов Р.Л. Паразитарная система болезни Лайма, состояние вопроса. Сообщение 1. Возбудители и переносчики // Acarina. 1996.Vol.4. № 1-2. P.53-75.
    2. Пустовит Н.С. Иксодовые клещевые боррелиозы (болезнь Лайма) у собак / Автореф. дис… канд. биол. наук. М. 2003. 25с.
    3. Наумов Р.Л., Гутова В.П. Привлечение таежных клещей запахом шерсти хозяина в природе // Мед. паразитол. 1992. № 5-6. С. 50-53.
    4. Appel M.J., Allan S., Jacobson R.H. et al. Experimental Lyme disease in dogs produces arthritis and persistent infection // J. Infect. Dis. 1993. Vol.167. №3. P.651-654.
    5. Bauerfeind R., Kreis U., Weiss R. et al. Detection of Borrelia burgdorferi in urine specimens from dogs by a nested polymerase chain reaction // Zent.bl. Bakteriol. 1998. Vol. 287. №4. P.347-361.
    6. Burgess E.C. Experimental inoculation of dogs with Borrelia burgdorferi. // Zbl. Bakteriol., Mikrobiol. und Hyg. 1986. Vol. A263. P.49-54.
    7. Daniels T.J., Fish D., Levine J.F. et al. Canine exposure to Borrelia burgdorferi and prevalence of Ixodes dammini risk in the northeastern United States. // J. Med. Entomol. 1993. Vol.30. № 1. P.171-178.
    8. Goossens H.A., van den Bogard A.E., Nohlmans M.K. Dogs as sentinels for human Lyme borreliosis in the Netherlands. // J.Clin. Microbiol. 2001. Vol.39. №3. P.844-848.
    9. Hovius K.E. Borrelia infections in dogs. Epidemiological, clinical and diagnostic aspects. 1999. 148p.
    10. Lindenmayer J.M., Marshall D., Onderdonk A.B. Dogs as sentinels for Lyme disease in Massachusets // Am. J. Publ. Health. 1991. Vol.81. №11. P.1448-1455.
    11. Magnarelli L.A., Anderson J.F., Levine H.R. et al. Tick parasitism and antibodies to Borrelia burgdorferi in cats // J. Am. Vet. Med. Assoc. 1990. Vol.197. № 1. P.63-66.
    12. Magnarelli L.A., Flavell R.A.,Padula S.J. et al. Serologic diagnosis of canine and equine borreliosis: use of recombinant antigens in enzyme-linked immunosorbent assays // J. Clin. Microbiol. 1997. Vol.35. №1. P.169-173.
    13. Straubinger R.K. PCR-based quantification of Borrelia burgdorferi in canine tissues over a 500-day postinfection period // J.Clin.Microbiol. Vol.38. № 6. P.2191-2199.
     
    Соня нравится это.
  2. Julia Göteborg
    Оффлайн

    Julia Göteborg Ветеран форума

    Сообщения:
    6.131
    Симпатии:
    4.390
    Откуда:
    ........
    Почему только кошки и собаки? Все теплокровные - резервуар БЛ для заражения, и не только человека.
    Например, человек - резервуар заражения для кошек и собак :)
     
    Последнее редактирование: 29 авг 2013
  3. Alexander
    Оффлайн

    Alexander Активный участник

    Сообщения:
    200
    Симпатии:
    75
    Откуда:
    Moscow
    Тут написано, что боррелии диагностируют в моче! То есть получается моча кошки попадает на кожу человека и тот становится боррелиозником? Или это касается только слюны клеща, которая более едкая к коже?
     

Поделиться этой страницей